Стевия. Глава из книги «Оазис»

  Миляуша Усмановна Садыкова на работе, а работает она старшим врачом скорой помощи, очень серьезная, строгая, сугубо официальная, в высшей степени требовательная к себе и другим.

 

Железная леди. А вот вне работы, в неформальной обстановке она совсем другая: с налетом понта и прикола, может анекдотец рассказать, может вытворить что-нибудь совершенно неожиданное. С одной стороны, «своя в доску»; с другой стороны, она всегда остается императрицей-повелительницей и дистанцию с окружающими она всегда держит, а уж со мной тем более.

  Я договорился с Миляушой, что она приедет ко мне в гости. По электронке она скинула мне райдер: две странички текста требований к принимающей стороне. Да, капризы императрицы растут. Еще год назад она не считала зазорным приехать ко мне со Стрелков на Закиева на обычной маршрутке, а теперь требовалось подать ей иномарку прямо к подъезду и таким же образом доставить ее из гостей обратно домой. Водитель авто должен быть строго некурящим.

  В райдере также обговаривалось, какая в квартире должна быть температура и влажность воздуха. Само собой разумеется, подробно было расписано, как и чем должен быть накрыт стол: свежие фрукты, овощи, черная икра, форель и т. д.

  Вода, конечно же, не из крана, а бутилированная и не любой марки, а строго из прилагаемого списка.

  Миляуша Усмановна уже давно не употребляет сахар, который считает белой смертью. Вместо него она использует мед и стевию.

  Мед я достал без особых напрягов, а вот со стевией возникли проблемы.

  Обегав в округе магазины и аптеки, нигде не нашел в продаже этого экзотического продукта.

  Пришлось беспокоить Миляушу:

     - Милюш! Нигде не могу найти стевию. У тебя же она есть. Где ты ее достала?

  Миляуше мой звонок явно не понравился:

     - Там, где я ее беру, тебя туда за километр не подпустят. Так что ищи сам, это твои проблемы. Что ты как ребенок? Не будь таким беспомощным.

   Миляуша раздраженно бросила трубку.

  Императрица в своем амплуа. Не ей же это надо, чтобы я угощал ее стевией, а мне. Таких как я – куча, а Миляуша – она единственная.

  Я попробовал поискать этот чудо-продукт через интернет и нашел! Но не в Казани, а в Зеленодольске! Ближе найти не удалось. Пришлось ехать в Зеленодольск.

  Позвонил своему другану врачу-психиатру Сергею Басанову, владельцу вишневой “Daewoo Espero”:

     - Сереж, давай, свози меня в Зеленодольск за пятихатку. Срочно надо.

    - Не могу. Я после ночного дежурства. Сейчас отсыпаться буду, а потом куча своих дел.

    - Слушай, братан, это не мне надо. Миляуше Усмановне срочно нужна стевия, которая есть в Зеленодольске. Мало пятихатки, дам штуку.

     - Если Миляуше Усмановне, то нет базара. Жди, выезжаю. А денег не надо. У меня в Зеленом свои дела есть, попутно заедем, куда надо, так что не переживай.

  Короче, купил я стевию и решил все остальные условия райдера.

  В точно назначенное время я на арендованной “BMW” заехал за Миляушой и привез ее к себе домой.

  Первым делом мы сели за стол. Покушали. Попили чай со стевией. Потом часика три посидели-поработали над статьей для журнала «Мобильный ч@йник», обговорили кое-какие вопросы по совместному написанию книги «Оазис. Экология квартиры, офиса, человека».

  Потом мы решили принять скипидарную ванну по Залманову.

  Приняли.

  Дело было в январе, за окном лютовали крещенские морозы. Температура была под минус тридцать.

  Сразу же после ванны, когда мы были распарившиеся, раскрасневшиеся, Миляуша предложила:

     - Давай, Сергей Василич, бери два ведра ледяной воды и на улицу! Надо бы водичкой облиться. По Иванову Порфирию Корнеевичу.

    - Милюш! – возроптал я, - Да кто же после залмановской ванны на мороз выбегает?
  Нету такого метода! После принятия ванны надо ложиться в постель под два-три одеяла и потеть час-два.

     - Слушай, Молнин! По фиг мне эти твои инструкции. Это с тобой что ли я буду два часа под одеялом лежать? Не слишком ли много ты, мой малыш, хочешь?! Живо бери два ведра в зубы и на улицу!

  Я пробовал пару раз зимой обливаться на улице холодной водой. Испытанные при этом ощущения можно назвать что-то вроде «ужасы нашего городка». Голубой от холода, с лязгающими зубами я приходил домой и зарекался, что это добровольное издевательство над собой больше никогда не повторится.

  Бр-р-р… С содроганием вспоминаю я, как зимой обливался холодной водой.

  Однако сейчас присутствие Миляуши придало мне такой заряд храбрости и героизма, что я и минус пятьдесят не испугался бы. Рядом с Миляушой я был готов на любой подвиг.

  Я и Миляуша ломанулись на улицу. Я был в длинных почти до колен трусах. Одежда Миляуши фактически представляла собой два кружочка и полоску. Такой вот был на ней откровенный купальный костюм.

     - А мне по фиг! – хохотала хулиганка Садыкова.

  И вот на виду громадного, типа «китайская стена», дома мы с Миляушой Усмановной театрально, понтуясь перед публикой, окатили друг друга ледяной водой.

  Ух, кайф-водичка! Было не то, что не холодно, было жарко как в бане. Мы с Миляушой стояли в облаке пара.

  Народ! Глядеть сюда! Кутайтесь потеплее в свои шубы, а то простудитесь! А нам с Миляушой все по фиг.

  Мне было тепло, приятно, радостно.

  А не будь рядом Миляуши, то я бы околел от холода. Вот что значит психологический настрой!

  Наши тела были наполнены бодростью и свежестью. Какие к черту болезни! Какой гайморит, какой геморрой?! Мы с Миляушой были переполнены избытком здоровья.

  Кто бы поверил, что еще год назад, также в январскую пору, некая худенькая хворая девчонка лежала в больнице с гайморитом, которая в любое время года любую приоткрытую форточку воспринимала как угрозу своему здоровью. Неужели это была Миляуша?

 Прошел всего год, но зато какой! После больницы Миляуша с энтузиазмом занялась оздоровительной системой по Иванову, скипидарными ваннами по Залманову, произвела революционные преобразования в своей квартире и на рабочем месте, превратив места своего обитания в оазисы здоровья. От былых болезней остались одни воспоминания.

  После скипидарных ванн и обливания на улице мы сидели с Миляушой у меня на кухне и пили чай со стевией.

  Стевия – это растение-сахар, но в отличие от обычного сахара не является «белой смертью», а, наоборот, обладает уникальными целебными свойствами. При этом стевия в 300 раз слаще обычного сахара. Стевия полезна для здоровых людей, но особенно необходима для больных сахарным диабетом, при ожирении и при многих других болезнях.

  Стевия, которую я достал специально для Миляуши, была произведена в Крыму.

  Миляуша так высокомерно-презрительно посмотрела на упаковку, затем достала из своей дамской сумочки пустую упаковку из-под стевии, которую привезла специально из дома, чтобы показать мне:

     - Смотри сюда и почувствуй разницу! Стевия, которую привыкла употреблять я, выращена в Парагвае, то есть на исторической родине этого растения. Там и климат другой, и почва другая и культура производства, вобравшая в себя вековые традиции, совсем не та, как у наших друзей-славян.

     - Миляуша, где ты достала парагвайскую стевию?

     - Где достала? Не в магазине, конечно. Ты слишком любопытен, Сергей Василич. Есть связи, вот и достала.

  Затем Миляуша задумалась о чем-то своем, а затем чуть ли не со слезами стала мне говорить наболевшее:

     - Наша медицина – это циничная продажная девка, у которой лишь одно на уме: как боль и страдания людей превратить в звон монет. Нет, это даже не девка-проститутка, это много хуже. Медицина – это хищное кровососущее существо, которое людские болезни  превратило в источник наживы. Задача врача не в том, чтобы вылечить больного от гипертонии или диабета, а в том, чтобы заставить как можно большее количество людей жить на таблетках и уколах. Посмотри, количество аптек растет как грибы после дождя. Заставить гражданина ходить в аптеку за лекарствами так же часто, как в магазин за молоком и хлебом, - это и есть конечная цель фарминдустрии. Это не случайность, это целенаправленная государственная политика. Если население перестанет есть сахар, заменив его на мед и стевию, будет вести здоровый образ жизни, то производители инсулина и других лекарств понесут убытки. Они этого не могут допустить.

  Например, в Японии в основу государственной политики положена задача сохранить здоровье нации, а не извлечение прибыли от болезней. Именно Япония является самым крупным мировым импортером стевии, которую она закупает, отнюдь, не из Крыма.
Японцы повсеместно употребляют вместо сахара стевию, а сахар предлагают только туристам. В Японии умеют беспокоиться о своем здоровье. Результат налицо: если у нас средняя продолжительность жизни около 50 лет, то у них – 79! В Японии стевия для народа, а у нас - для номенклатуры.

  В конце 70-х годов в Советском Союзе была принята и профинансирована программа “Стевия”. Согласно этой программе стевия должна была стать пищей для космонавтов, подводников, работников спецслужб, номенклатурной элиты. И как все лучшее в нашей стране развивалась в системе военно-промышленного комплекса и поэтому вся информация о ней была секретной. Думаешь, наша элита у себя дома чай с сахаром пьет?
Как бы не так! Просто это не принято афишировать. Думаешь, откуда я парагвайскую стевию достала? Отвечаю: по блату. Существуют государственные закупки лучшей в мире стевии из Парагвая или Бразилии, которая не поступает в продажу, а распределяется, ну, сам понимаешь, среди кого. Вот так вот, Сергей Василич!

  Миляуша Усмановна еще много чего рассказала мне интересного.

  Свои предложения о стевии, о здоровом образе жизни, о реформировании здравоохранении и органов государственной власти Миляуша Усмановна неоднократно подавала в соответствующие инстанции, но, как говорится, воз и ныне там.

     - Миляуша, ты - великий человек, - не в первый раз стал убеждать в этой истине я ее. Я был счастлив и горд тем, что Миляуша сидит рядом со мной.

  Я был в глубокой печали от понимания того, что она никогда не будет моей. Так распорядилась судьба-злодейка.

  Я пил чай со стевией.

  Я пил чай с Богиней.